Койтас

Койтас — так называются урочище и аул на территории второго отделения совхоза «Южный». Я ехал мимо аула с группой комсомольцев района в Каркаралинск — по следам боев гражданской войны. Справа от дороги, вблизи селения на увале возвышался чудо-камень — в поперечнике не менее десяти метров, а высотой в семи-девятиэтажный дом. К тому же он слегка наклонен, как ракета на старте перед полетом в космос. Мы вышли из автобуса и сфотографировались на фоне диковинного камня. Долго потом вели дорогой разговор об изваяниях природы в здешних горах. — А вы знаете,— сообщил ехавший с нами учитель из совхоза,— я слышал, что раньше из этого изваяния бил стремительный, как искусственный фонтан, ключ. — Почему же его теперь нет?— спросили учителя. — Высох, наверное. Точно не знаю. После возвращения из Каркаралинска в Баянаул, в райкоме партии, я случайно зстретился с ветераном колхозного строительства, бывшим председателем колхоза «Большевик» Шайхибеком Сапарбаевым. То, что он мне рассказал, больше похоже на сказку. Но Шайхибек Сапарбаевич уверял, что это подлинная история. «Урочище Койтас находилось во владении переселившегося в наши края в давние годы с берегов Камы деда Мустафы — Тумашева. Потом перешло по наследству к Мустафе, а уж тот передал урочище одному из своих четырех сыновей, Калипану, а сам обосновался в Павло¬даре. Мустафа и его сыновья унаследовали еще от прадеда огромное богатство, да и сами умели торговать с выгодой и были купцами первой гильдии. Только Калипан занимался в основном хозяйством, хотя был у него и магазин в Баянауле. Не зря приехавший с Камы купец завладел урочищем Койтас. Самым красивым в Баянских горах было это место! Из большого, поднявшегося в небо камня вытекал родник. Вода текла удивительно быстро! Поток рассыпался в воздухе и каскадом падал на каменную подошву. Над шумящим потоком под солнечными лучами стояла радуга. Животворным ручьем стекала вода в долину. Внизу по долинам, орошаемым ручьем, росли ива и ягодные кустарники, а также обильные травы. Однажды во время охоты Мустафа Тумашев со свитой проезжал вниз по ручью и заметил, что вытекая из его владений, вода дает блага и людям, неподвластным ему. И богач решил повернуть ручей во впадину, находящуюся вблизи его поместья. Так он образовал перед домом озеро, а аулы, селившиеся у ручья, вдали от Койтаса, вынуждены были покинуть заповедные места. Жадным и себялюбивым оказался и наследник Мустафы — Калипан. Двадцать батраков работали на него, ухаживали за скотом, а откормленных на выпасах животных отправляли во многие города. На вырученные деньги хозяин набирал драгоценные вещи, золото и бриллианты, складывал в железные сундуки, закрывающиеся на крепкие замки. Многочисленным слугам его вменялось в обязанность следить, чтобы никто из близлежащих селений, конный или пеший, не появлялся в его владениях, особенно у камня — родника Койтаса. Ему нравилось, что люди преклоняются перед ним, перед его богатством. — Почему,— спрашивал у Калипана атаман Баянаульской станицы,— тебе станичники кланяются в пояс, а мне лишь кивком головы? — Потому,— отвечал помещик и купец,— потому, атаманушка, что сталь клинка слабее золота. Но настали годы революции. По призыву великого Ленина, во главе с рабочими, строителями Южно-Сибирской железной дороги, трудовые казахи Баянаульских гор взяли власть в свои руки. Понял Калипан, что народ отберет у него земли и богатство, нажитые чужим трудом, и постарался спрятать все ценное. Что отправил с надежными людьми в другие страны, а что зарывал в землю в тайных местах. — Пусть ничего не достанется простолюдинам! И вот, чтобы людям не достался родник Койтаса, нанял Калипан мастеров-каменотесов, которые закрыли ключ, бивший из камня, и так заделали, что ищи не ищи — не найдешь никаких швов, никаких рубцов. Где потом затерялись те каменотесы, никому неведомо, только вместе с ними потеряна, похоронена и тайна чудесного родника. Вот с тех пор, с 1919 года, и не бьет из Койтаса родник, похожий на водопад-фонтан, не стоит больше в солнечную погоду над камнем красавица-радуга. Жизнь роднику будет возвращена, если только найдется такой искусный мастер по камню, который обнаружит швы и вытащит пробку. Сам я в Койтасе жил в тридцатые годы, когда созда* вался там на бывших землях Калипана колхоз «Большевик». Тогда и узнал эту историю».